Уже давно в моей голове ворочается и корчится подозрение: я не одинока в своей пагубной страсти к хламу. Нет, не к такому хламу, который никуда не пристроить и иначе не назвать, а к “полезному” хламу (к тому, что якобы может пригодиться). Раньше я этого бревна и у себя-то в глазу не замечала. Думала, только бабушка страдает патологической привязанностью к пустым баночкам и коробочкам (а как же – в них можно будет положить недоеденный в праздник салатик и выдать оный, заветренный и потускневший, отнекивающимся гостям!).

Но не сродни ли этой бережливости то скрупулезное собирание пакетиков-шуршунчиков, которые (безусловно!) прочнее и долговечнее других? Впрочем, как я уже сказала, утешает существование многочисленной армии подобных “домовитых” дам.

Одна старательно обрезает пластиковые бутылки и пакеты из-под молока – хорошая формочка для рассады. Другая собирает колготки со стрелками (под брюки) и прожженные сигаретой свитера – ездить на “осенние” шашлыки. Третья не в состоянии выкинуть давнишнюю крупу и муку (рай для насекомыз), ибо хлебцы для хомячка из другого готовить просто смешно. Кто только это будет делать? И когда?

Посмотрим правде в лицо: то, что мы так тщательно и усердно храним да бережем, в действительности пригождается очень редко. И даже больше: как это ни парадоксально, практически каждая вещь, кажущаяся сегодня ненужной, может пригодиться завтра, через неделю, через месяц, через… Бог с ним. Это нам только кажется так. А в действительности – смотри первое предложение абзаца.

Впрочем, не буду спорить, были прецеденты, оправдывающие тягу к “охранительным” мерам. В первую очередь, это касается одежды. Про историю много спорят, а вот с модой давно все ясно – она в своем развитии выходит на новые витки спирали. И отложенные десять лет назад клешики с занятной вышивкой из бисера (а что, они и выглядят совсем как новенькие – надевались-то от силы раз 20!) теперь можно носить, без зазрения совести выдавая за вновь приобретенные. И все прекрасно, и ты на коне, и писк моды истошен, как никогда.

Ладно, этот пример прекрасен. И не ужасает своей абсурдностью. А как быть с обилием в серванте бутылок нестандартной формы, якобы под домашнюю наливку, которую и взять негде (дачи-то нет!)? Как быть со штопанными сорок восемь раз носками, налезающими разве что на нос Барбосу? Куда вешать книжную полку для нового красочного собрания сочинений Пушкина, если все старые стеллажи заняты двумя другими изданиями собрания сочинений Пушкина и, следовательно, место свободное осталось только на потолке? И разве вся эта “нефильтрованная” страсть к сохранению квазибогатств стоит ужасов жуткой войны, ведущейся из поколения в поколение. Я говорю о противостоянии мужчин и хлама.

Мой отец, отец моего отца, отец моего деда – вот герои фронтов этой войны. Поразительно, но мужчины, которые во многом сами являются производителями и потребителями всевозможных несуразных вещей (да-да, того же хлама, по сути), ведут упорнейшую борьбу с нашими “полезностями”. Изо дня в день я слышу: “Какого лешего нам нужна эта макулатура?”. Как можно! Это же ценные документы, которые обязательно пригодятся мне в написании доклада по теме... По какой теме? И почему за пять лет мне еще никто не предложил написать по ней доклад?

И так ли уж неправы наши милые мужчины, стремящиеся выкинуть стоптанные тапочки (в которых перманентно выворачиваешь ногу), сломанные зонтики (бродя с которыми неизменно напоминаешь юродивого), старые лекарства (которые скорее в гроб загонят, чем вылечат). Думается мне, их требования не лишены здравого смысла. А раз так – приступим. Ведь выкинуть ненужную вещь – значит, сделать шаг к новой жизни. Ведь вас самих уже подташнивает от той голубенькой блузочки семилетней давности… А тут уж и до “шоппинговой терапии” недалеко.

Есть несколько моментов, облегчающих жизнь истребителей хлама. Может, маленькие подсказки помогут и вам. Например, кошечки-собачки, переворачивающие все вверх дном, фактически “метят” большую часть избыточных для вашей квартиры предметов. Своего рода глас судьбы. Опять же, дача – куда более подходящее место для барахла, чем городская квартира. Нет собаки и дачи? А почему бы не завести… И совсем уж новая жизнь начнется.

Впрочем, есть и постскриптум. Каждая старая вещь – это кусочек прошлого. И кроме прошлого бытового, обыденного, которое изрыгает из себя лишь неотмывающиеся крышки, изъеденные молью перчатки или окислившиеся щи, есть и другое прошлое – наши внутренние переживания. Думаю, продолжить не стоит: все и так понятно. Неужели же можно выбросить фотографию своей первой пионервожатой, или то самое издание “Трех мушкетеров”, которые еще дядя мальчишкой читал под одеялом с фонариком, или газетную фотографию, где невнимательный ретушер нарисовал шляпу человеку, который свою держал в руках, и тот своеобразный музей курьезов, что из нее вырос? Нет, частички души не выбрасывают. Ведь это – единственный хлам, который не выкинешь даже тогда, когда его станет так много, что новое не поместится!

Екатерина АЛИПОВА

А как вы поступаете с "ненужными" вещами?