Иоанна ХмелевскаяПеревод: Н.Селиванова Издательство: У-Фактория (Екатеринбург, 1998) КАК ВЫЖИТЬ С МУЖЧИНОЙ    Любовь, как кот, гуляет сама по себе. Только любовь объясняет, почему пришивать ему пуговицу кажется нам неземным наслаждением, почему супчик для него мы заправляем собственным сердцем, почему в нас возбуждают умиление: -- его курточка, висящая на спинке стула; -- застарелая вонь от его трубки, которую невозможно выветрить; -- пепел из той же трубки, обнаруживаемый везде:    а) в масле:    б) в цветах;    в) в пишущей машинке;    г) на всех коврах;    д] на всех скатертях:    е) на всех тарелках и блюдцах и вообще, где угодно; - его невыносимый храп:    а) в постели;    б) перед телевизором;    в) в поезде;    г) и что хуже всего -- в самолете. -- его утреннее пение в ванной во время бритья; -- его грязные ботинки, о которые мы спотыкаемся, войдя в квартиру; -- все его идиотские ошибки: -- а также факт. что, заваривая чай, он сыплет заварку в чайник, наливает холодной воды из-под крана и ставит все это на огонь.

...почему его мерзкая морда для нас прекрасна, почему его лысина трогает нас до слез, почему его кудлатая борода дороже нам всех сокровищ...

Та же любовь -- причина глубочайшего мужского убеждения, что женщины -- страшные лгуньи, врут всегда и везде, буквально на каждом шагу. Мнение это неверное, обидное и чрезвычайно несправедливое.

Влюбленная женщина, завлекая мужчину, абсолютно искренне убеждена, что она обожает:

-- спать в палатке и умываться на восходе солнца в озере;
-- проводить все лето в узкой лодчонке с парусом, пронизываемая ветром, поливаемая дождем и спекаемая солнцем, хотя воды она панически боится, кожа у нее шелушится, а волосы превращаются в рваный клок сена;
-- ловить рыбу;
-- копаться в марках;
-- решать сложные математические задачи;
-- дрессировать змей, к которым питает непреодолимое отвращение;
-- пить пиво, которого терпеть не может;
-- читать в газетах политические статьи, в которых ни слова не понимает;
-- ездить верхом, чего она вообще не умеет и в придачу боится лошадей;
-- покорять горные вершины:
-- играть в карты, за которыми умирает со скуки;
-- дремать после обеда, чего ни одна терпеть не может и другим не позволяет;
-- забавляться электрической железной дорогой;
-- смотреть бокс (обычно смотрит его с закрытыми глазами);
-- готовить для него;
-- мыть машину;
-- чистить аквариум;
-- принимать быстрые решения;
-- гулять в полночь по кладбищу, в зависимости от вкусов мужчины.

В одном только никогда его не убедит: что любит мышей.

Эти увлечения вовсе не являются жутким враньем. Она и впрямь уверена, что все это любит, поскольку увлечена им, а любовь к нему озаряет ей даже змею.

Позже оказывается, что обожать-то она обожает, но:

-- пансионаты и гостиницы типа люкс с ванными и кондиционерами;
-- отпуска на Канарских островах;
-- рестораны с дансингом;
-- ездить на автомобиле;
-- смотреть фильмы, про любовь;
-- гулять в двенадцать, но не ночи, а дня, и не по кладбищу, а по магазинам;
-- пить шампанское или молоко, но уж никак не пиво;
-- сорить деньгами;
-- пользоваться экономкой, которая избавит ее от этой чертовой готовки;
-- лежать на пляже на берегу моря и тому подобное.

После чего он со страшной обидой утверждает, что его бессовестно надули. Она врала как сивый мерин, а он, дурак, поверил, что встретил родственную душу, и теперь чувствует себя обманутым и глубоко несчастным. Несчастным -- может быть, а обманутым -- неверно. Она в самом деле во все это свято верила, а затем пелена спала с ее глаз, мозги несколько прояснились, и все настоящие вкусы вернулись на прежнее место.

Некоторым утешением здесь должна служить мысль, что любовь не выбирает и может свалиться на любого. В том числе и на него. Не только мы мужчину, но и он нас в состоянии полюбить иррационально, без всякого смысла, вопреки нашим недостаткам, вопреки нашим ошибкам, вопреки кошмарному характеру, вопреки всему. Случается. Но все же рассчитывать на это нельзя, ведь никогда не известно, свалится лн на нас такая Божья благодать.

Лучше уж ее заслужить... Хотя неизвестно, лучше ли. Знала я одну такую... Маленькая, худенькая, какая-то высохшая, хотя и молодая, с волосами в пучок, как старая учительница, бесцветная, с мерзким характером, вечно недовольная и язвительная, патологически жадная, ко всем и всему недоброжелательная, эгоистичная и лживая. Сексапильная ни на грош. И от нее многие годы был без ума прекрасный мужчина, как минимум один, а еще пара-тройка охотно бы без этого ума побывала. И никто мне ни разу так и не объяснил, что они в ней такого нашли.

Зато знала я другую... Нет, вру, не знала. Не знала я ни одной красивой, с массой душевных достоинств, без недостатков, ангельски добрую к мужчине, которую бы бросили   без веской причины. Какая-нибудь причина всегда была, и разглядеть ее удавалось даже невооруженным глазом.

А вывод отсюда простой, хотя и печальный. Если нет явной соперницы, ищите причину в себе самой! Ладно уж, пусть кто-нибудь другой найдет. Нам это труднее всего.

Кроме того, мужчины женщин недооценивают, о чем те сами в значительной мере постарались. Кто из нас бежит к зеркалу, заслышав, что он, даже сильно поддавший, даже уже после свадьбы (особенно после свадьбы), возвращается домой?

Большинство мчится в прихожую, невзирая на собственный внешний вид, чтобы:
1. Гробовым голосом сообщить ему, что:
   а) кран сломался;
   б) батарея протекает;
   в) ребенок заболел;
   г) завтра родительское собрание в школе;
   д) деньги, кончились;
   е) кошелек потеряла;
   ж) окно разбилось
   з) прочие катаклизмы.

Мужчина, которого на пороге собственного дома каждый раз встречает очередная катастрофа, перестает этот дом любить.

2. Устроить скандал, что он поздно вернулся.

3. Подозрительно его обнюхать, добиваясь ответа, где он был.

4. Вырвать у него все деньги.

5. Немедленно вытолкать его назад на улицу, чтобы купил то, что она забыла.

Мужчина начинает задумываться, как бы умудриться на некоторое время угодить в тюрьму, которая представляется ему тихим санаторием.

Какая женщина позаботится о том, чтобы после джинсов, халатов и фартуков показаться ему в обалденном наряде, тончайших чулках и на высоких шпильках? Мужчины сами не подозревают, как им нравятся высокие шпильки. Женщины в большинстве своем знают, но без допинга им неохота. А шляпки? С вуальками? Дорогие дамы, попробуйте -- и увидите!

Одного только нельзя делать ни в коем случае: одеваться у него на глазах. Раздеваться -- сколько угодно. Одеваться -- никогда! Отдельные украшающие нас элементы, на которые этот недотепа смотрит, перестают быть в его глазах целостной картиной. Нарастающий эффект перестает быть эффектом.Что-то надо оставить себе для решающего удара, лучше все вместе, а если не выйдет, то хотя бы верхний : платье и лицо. Платье, а не брюки!

У настоящих мужчин, без всяких гомосексуальных склонностей, та же печаль, что у женщин. В печенках у них сидят особи собственного пола, они мечтают о совсем даже противоположном. И мужские черты у женщины, неважно внешние или внутренние, где-то им там икаются, может и в мозжечке, который, как всем известно, служит неизвестно для чего. И кто знает, вдруг как раз для этого?..

А какая обычная женщина, не актриса, не манекенщица, не крупье в казино и не дикторша на телевидении, по-настоящему следит за руками? Черт бы побрал чистку картошки и мытье посуды, давайте научимся все это делать в перчатках! Хирург может, а мы что, лыком шиты? Или скажем откровенно: картошка в подметки не годится операции на мозге. Правда и то, что ухоженными ручками с лакированными ноготками мы можем махать у него перед носом, как ветряная мельница, даже поцарапать, а все без толку, красоты не заметит. Что ж, придется прибегнуть к сильнодействующему средству. Выложив перед ним прекрасные руки, заметить, какие жуткие -- у той... (все равно у которой). Тут уж некуда деваться, хоть одним глазом да взглянет с целью сравнения, и кто знает, может, какая-нибудь тень мысли у него и промелькнет?

Даже у мужчин есть эстетическое чувство. Примитивное, конечно, но и о нем надо позаботиться. И это единственная обязанность, выполнение которой доставит нам истинное удовольствие.

Любое животное поддается дрессировке. Мужчина тоже. Целью дрессировки является выработать у них убеждение, что мы важны и пренебрегать нами нельзя, ибо пренебрежение плохо отразится на них самих. А с предметом, которым не пренебрегают, а, наоборот, высоко ценят, обходятся совсем иначе, чем с каким-нибудь барахлом.

Элементарный пример -- ожидание. Одно дело ждать или не ждать мужчину приходящего, другое -- своего хахаля, а уж совсем третье -- мужа, живущего с нами уже долгие годы. Основной принцип тут один: ждать мужчину нельзя. Он раз и навсегда должен усвоить: если опаздывает, значит, с ним случилось несчастье. Допустимое исключение: ждем, и еще как, можно сказать до бесконечности, если несчастье, которое должно с ним случиться, тщательно нами спланировано и требует нашего присутствия.

В принципе, дрессировку в этой области следует начинать с исходного толчка, первой минуты знакомства, прямо-таки с первого брошенного на нас взгляда.

Дожидаться мужчины чрезвычайно вредно, ибо:

-- во-первых, женщина теряет время, которого у нее и так слишком мало;
-- во-вторых, портятся:
   а) здоровье и нервы;
   б) изысканный макияж;
   в) старательно приготовленная свежайшая еда;
   г) планы на ближайшее будущее;
   д} хорошее настроение;
   е) а также многое иное.

Если мы договорились встретиться вне дома, все равно где: в кафе, на углу под часами, на вокзале, в парке у пруда с лебедями, все очень просто -  приходим более-менее вовремя и видим, что его нет. Если назначенное время уже прошло, немедленно удаляемся. Если до него осталось всего ничего, спокойно ждем эти пять минут, после чего также удаляемся. Учитывая неизбежное разочарование, ведь мы могли быть приглашены на:

-- прием в американском посольстве;
-- экскурсию в Париж;
-- встречу с Даниэлем Ольбрыхским;
-- покупку для нас подарка в ювелирном магазине;
-- или что-нибудь в этом роде

обязательно надо иметь запасной вариант. Какое-нибудь заранее запланированное чрезвычайно увлекательное занятие. Такое, чтобы аж руки чесались и мы прямо-таки мечтали, чтобы он опоздал и можно было бы к сему занятию приступить.

Хуже, если мы вынуждены его дожидаться у себя дома. Обычно дома всегда есть чем заняться, поэтому или -- побоку хоздела и отправляемся туда, куда обычно нас тянет, например:

-- к косметичке;
-- в магазин индийской одежды;
-- в кино на фильм, который без проблем можно было бы посмотреть по телевизору;
-- к подруге, у которой очень интересный муж;
-- в казино;
-- в лес по грибы;
-- на теннис (теннисисты обычно располагают неоспоримыми внешними достоинствами);
- на ближайшую автостоянку, где попытаемся угнать машину, а почему бы и нет? Мафия может, а чем мы хуже?

Или, если из дому выходить неохота из-за плохих погодных условий или собственной лени, перестаем ждать, переодеваемся в элегантное неглиже и хватаемся за какое-нибудь свое хобби... Можем пересаживать цветочки, расставляя их по всему полу, можем читать детектив, не понимая в нем ни слова, можем в ванной проявлять пленку, если, конечно, умеем и располагаем соответствующей аппаратурой, можем начать печь пирог -- все можем. Можем открыть бутылку вина и даже немного напиться.

А значит, на всякий случай, женщина должна располагать:

а) собственным хобби,
б) штопором по принципу рычага (иначе этого вина не открыть и придется просить соседа. Соседа можно попросить всегда, даже если у вас пять штопоров, о чем ему знать совсем не обязательно. Если он на следующий день принесет вам шестой в подарок, значит, вы не в его вкусе. Мы имеем в виду соседа);
в) внутренней дисциплиной (если из-за опоздания мы таки видим его:
   -- в морге;
   -- в больнице на операционном столе;
   -- в тюрьме;
   -- под трамваем, который не заметил, что переехал человека, а он там лежит и помирает;
   -- во рву у дороги под разбитой машиной,
   -- в объятиях соперницы - вряд ли мы будем в состоянии делать что-нибудь разумное.

Дополнительную пользу мы извлекаем, если он все-таки придет и застанет нас в прекрасном настроении, с блеском в глазах и румянцем во всю щеку, занимающейся хобби и всякий раз -- другим.

Он сделает вывод, что мы -- женщина загадочная, от которой не знаешь чего ожидать, и будет приходить из чистого интереса. Если же из-за ерундового опоздания он останется без:
-- запланированного развлечения;
-- обеда, на который рассчитывал;
-- денег, которые уже потратил, оплатив билеты на самолет;
-- хорошего самочувствия;
-- и других ценностей, наконец-то задумается и перестанет опаздывать. А затем у него возникнет смутная ассоциация с женщиной как с поездом. Оба ждать не хотят, и приходится с ними считаться.

Если же он нечувствителен ко всем этим потерям, так как единственное, что его волнует, это наша особа, а до нее он наконец дорвался, можно ни о чем не беспокоиться. Учитывая, что женский ум -- вещь своеобразная и непредсказуемая, мы чувствуем себя обязанными обратить их высочайшее внимание на одну мелочь. А именно: мужчины иногда работают и выполняют обязанности, не связанные с чувствами. Ездят на общественном и городском транспорте или на своей машине в пробке. Имеют деловые встречи и всякие неожиданности на работе. Бывают полицейскими, пожарниками и врачами скорой помощи. Лесниками, спасателями и моряками. Такие вещи надо учитывать. Трудные профессиональные моменты и тотальная невозможность передвигаться в пространстве, как то:
-- лавина в горах;
-- густой туман на дороге;
-- железнодорожная катастрофа; :
-- шторм;
-- три трупа один за другим, а убийца как раз убегает;
-- пожар в универмаге;
-- и тому подобное в некоторой степени освооождают их от пунктуальности.

Крайне редки случаи, когда служба охраны лесов поджигает боры и рощи, чтобы оправдать свое отсутствие на обеде или ужине. Науке неизвестны также примеры, чтобы моряк или рыбак с такой же целью вызвал хотя бы маленький шторм.

А следовательно, внимательно изучив их особенности и род занятий, можем предоставить некоторые льготы. Например, полицейского из отдела убийств ждем терпеливо, полицейского налоговой службы -- уже менее. Невзирая на собственные чувства, необходимо воздерживаться от замечаний:

-- ядовитых;
-- злобных;
-- скандальных:
-- зловещих;
-- плаксивых;
-- содержащих угрозы, пусть даже неподсудные;
-- и вообще малоприятных, если возвращается задержавшийся моряк, горняк, хирург, мент или труп.

Ну, нет. С трупом придется понервничать. Если у него есть хоть капля совести, вовсе не должен возвращаться. Остальных встречаем нежной улыбкой, сочувствием, радостными словами и готовым обедом. Или просто готовой собой. Все остальное их от нас только отвратит.

Неплохо также, если речь не идет о вариантах, перечисленных выше, а мы ждем дома, быстренько вызвонить себе какое-нибудь лицо мужского пола более-менее производительного возраста, которого мы с помощью хитрости и дипломатии склоним сыграть роль потенциального любовника. Существует большая доля вероятности, что наш как раз на него и напорется. От объяснений отказываться не стоит, зачем же! Совсем наоборот, весьма охотно их предоставим, разумеется, наедине.

"Когда ты опаздываешь, милый, я так страшно волнуюсь, и сама не знаю, что делать, и должна:
-- иметь рядом хоть какую-нибудь живую душу;
-- немедленно уйти из дому, чтобы не сойти с ума;
-- чем-то заняться, что меня отвлечет, ...а то я умру или тебя возненавижу. А ведь я так хочу тебя любить!"

Варианты объяснений можно изобретать самые разные, в зависимости от ситуации, характера и взглядов противника. Оставляя в стороне еще очень и очень многое, отметим, что с мужчиной, который совсем пока не собирается нас бросать и весьма нами интересуется, нужно к тому же и разговаривать. Разумеется, не в тот момент, когда он:

-- смотрит футбол;
-- удит рыбу;
-- жадно поглощает обед;
-- использует нас сексуально;
-- из последних сил ломает голову над неразрешешой профессиональной проблемой, от которой зависит вся его дальнейшая карьера;
-- да, собственно, трудно сказать, когда именно.

Если он как раз засыпал, а нам удалось его разбудить, можно считать это большим личным достижением. С трудом улучив подходящий момент, необходимо довести до его сведения, что:

1. Мы под него подстраиваемся. Принимаем во внимание его нужды и вкусы, даже если они полностью противоречат нашим. Мы понимаем, что дохлое дело с починкой велосипедной цепи является для некоторых смыслом жизни. Понимаем, что посиделки в сугубо мужской компании необходимы для души, ибо частенько после них душа поет "Шумел камыш..." Понимаем, что футбол, что карты, что рыбалка... (Здесь заметим, что на рыбалку мужчины ходят вовсе не ради улова, а чтобы хоть чуточку отдохнуть. Расслабиться. Собственно, за тем же и в пивную: не из любви к похмелью, а чтобы оторваться от гнетущей действительности.)

2. Подлаживаясь под него и угадывая его желания, мы тратим массу нервов, иногда испытываем адские муки, но делаем все, лишь бы он был доволен и счастлив.

3. Неизвестно, надолго ли нас хватит.

4. И может быть, поэтому ему следует:
а) четко и. ясно выражать свои. желания и потребности, чтобы нам, по крайней мере, не ломать голову и не отгадывать загадок, а то чувствуем себя полными идиотками, да, глядишь, еще не угадаем;
б) в рамках взаимности, хоть изредка, учитывать наши желания и потребности. приноравливаясь к нам, если, конечно, ему не трудно;
в) знать, что мы делаем, и показывать, что он нас ценит.

5. Мы предлагаем компромисс: два раза -- мы для него, раз -- он для нас.

Спустя не так уж и много времени мы эту пропорцию легко перевернем: два раза -- он для нас, а раз -- мы для него, но это совсем незачем обсуждать.

Если все вышесказанное до него дойдет и он из любви к нам согласится, -- полный порядок, и остается только время от времени деликатно о договоренности напоминать. Если не дойдет, значит, рядом с нами -- полный тупица, и ничего мы не добьемся. Нечего было брать тупицу.

продолжение следует...